Обзор Вулкана - украинского приключения с ложкой и клеем, которое приняло сюрреалистический оборот

 

Роман Бондарчук с невозмутимым видом рассказывает об этой странной истории о переводчике, который оказался в затруднительном положении.

«Это наш блуждающий буй. Он соскользнул с якоря возле плотины. Он появляется и исчезает по желанию». Легкая, непостижимая абсурдность царствует в этом художественном дебюте украинского документалиста Романа Бондарчука в 2018 году, действие которого происходит в окрестностях Херсона; выжженная солнцем степь к северу от Крыма, где застрял переводчик Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Лукас (Сергей Степанский). Он сопровождает внедорожник, полный иностранных делегатов, когда тот ломается, и он уходит в поисках сигнала мобильной связи. По возвращении исчезли и машина, и иностранцы.

Попутно Лукаса приглашают к Вове (Виктор Жданов), горшечнику средних лет, живущему с матерью и дочерью в просторном ветхом доме на берегу Днепра. Так начинается посвящение Лукаса - как более мягкая украинская версия «Опасного пробуждения» - в местную аномию. Вова любит приклеивать ко лбу ложки, используя запас клея, который ему выдали в качестве выходного пособия с советской рыбоводной фермы, в которой он работал; затем Лукас получает приглашение на вялую студенческую вечеринку, где кто-то рвет его пиджак и бумажник. Постоянно вставляя в кадр озорные детали, Бондарчук с прекрасной невозмутимостью справляется со всей этой мешаниной. Возмущенный кражей, Лукас направляется в полицейский участок, чтобы подать жалобу. Монтажный трюк – и вот он уже в камере.

Эта масса эксцентричности делает Вулкан косвенным родственником язвительной сатиры из фильма Сергея Лозницы ``Донбасс'' 2018 года. Происходящее в странной демилитаризованной зоне между нынешним конфликтом и более глубокой советской внутренней территорией, приключение Лукаса кажется постисторическим, постдемократическим и - когда все комично пытаются сориентироваться на этой дезориентирующей новой границе - почти пост-ироничным. Возможно, во второй половине Бондарчук позволяет драме стать немного бессистемной, и направление, которое он выберет, - роман Лукаса с дочерью Вовы Мурушкой (Кристина Дейлик) - немного очевиден. Но комбинируя длинные кадры в стиле веритэ с грандиозными композициями, такими как открывающий снимок грузового корабля над головой, Бондарчук способен одновременно погрузить в атмосферу и неожиданно поразить во время просмотра.